Reborn: Game "Choice"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Reborn: Game "Choice" » Flashback » Самая длинная очередь - это очередь за раменом.


Самая длинная очередь - это очередь за раменом.

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Время действия: Около года назад. Предположим, что именно тогда И-Пин устроилась на работу. Ламбо пришел навестить ее, но никого дома не застал. Так он приходил не раз и все никак не мог застать И-Пин дома – терпения не хватало. А тут еще и звонки на автоответчик о каком-то Кавахиро, к которому надо было срочно зайти. Таким образом, однажды Ламбо прождал у крыльца до самого вечера с полной пачкой вопросов для И-Пин…
Место действия: дом И-Пин, возможны другие локации.
Участники: I-Pin, Amano Akira (Lambo).

0

2

- Все еще нет…
Ламбо глубоко вздохнул, встал, расправил плечи и посмотрел на другой конец улицы, где ожидал рассмотреть приближающийся силуэт И-Пин. Но девушки не было видно и вдали. Повторно вздохнул, Ламбо вернул свой зад на обратно на пыльные ступеньки.
Рано или поздно, она должна будет вернуться домой. И на этот раз он дождется.
И-Пин всегда была серьезной не по годам. Даже в раннем детстве. Бывали, конечно, моменты, когда она забывалась и вела себя, как обычная девчонка, обожающая игрушки и сладкие каштаны, но чаще, китаянка изо всех сил старалась помогать взрослым в их делах, а его, Ламбо, - «великого Ламбо-сан», улыбнулся своим мыслям Хранитель Грозы, - как могла ставила на место. Когда они выросли, ситуация мало изменилась. Ламбо остался тем же избалованным хулиганом, ленивым и любопытным, разве что добавилось в его поведении что-то другое, более взрослое. Во-первых, щедрость… Пожалуй, теперь мальчишке нравилось одаривать друзей. И пусть это были, в большинстве своем, мелочи, не нужные даже ему самому, и пусть делал он это, главным образом, чтобы заслужить похвалы, на которые он до сих пор был падок, но все-таки… Во-вторых, теперь Ламбо не считал себя столь великим. Мир перестал вращаться вокруг него вскоре после того, как они с И-Пин пошли в школу. Он стал старше, серьезнее... глубоко в душе! Он многое понимал, и при желании, мог казаться совсем взрослым. Но с юной китаянкой, они все еще продолжали эту игру: бесшабашный раздолбай и дисциплинированная ученица. Он хохочет и дергает ее за косички, она – возмущается и бегает за ним с подзатыльниками. Иногда Ламбо думал, что они могли бы уже изменить линию поведения… но мысль о том, чтобы просто предложить прогуляться и поболтать, казалась такой непривычной и странно-смущающей. Нет, уж лучше продолжать, как есть!
Однако, в последнее время, с девочкой творилось что-то странное. И Хранитель Грозы лихорадочно пытался найти объяснение ее поведению и не находил. Уже вторую неделю он приходил в самое разнообразное время и никак не мог застать ее дома. В первый раз, они проходили мимо с Вонголой. Потом, Ламбо пару раз забегал после школы, приводил Кеко и Хару, звонил ей, стараясь выманить на ярмарку за сладостями… Дверь ему не открыли ни разу, а на звонки, если она и была дома, чтобы взять трубку, следовал один и тот же ответ: «Я не могу».
Неужели, она стала такой взрослой, что Ламбо, со своими глупыми шутками и детскими забавами ей надоел?
Бовино шмыгнул носом. От этой мысли стало неожиданно грустно. Он никогда не рассматривал их дружбу с И-Пин, как что-то серьезное, но сейчас, когда, казалось, она его избегает, на душе становилось как-то пусто.
- А может, у нее свидание? – пробормотал мальчишка себе под нос. – Вон, Вонгола в четырнадцать за своей Кеко волочится…
Эта мысль вызывала улыбку. Кто-кто, а Ламбо мог наблюдать эволюцию этих отношений очень живо. Слишком часто он менялся местами со своей маленькой копией, и если в прошлом, молодой Вонгола краснел от одного факта, что «Кеко-чан» его заметила, то здесь, в его времени, Сасагава уже год называла его «Тсу-кун», точь-в-точь, как мать Десятого.
Но И-Пин… Допустим, она нашла кого-то и у нее, действительно свидание. Ну, и что? Я так плох, что она боится и показать меня своему избраннику?
Ламбо еще раз вздохнул, оперся спиной о дверной косяк и закрыл глаза, подставляя лицо редким солнечным лучам.

+2

3

Жестокая правда жизни - чем больше не хочется, тем больше надо делать. С этой правдой приходиться мириться, загоняя лень куда-нибудь туда, где она будет сидеть тихо и высовываться не будет даже в самые неподходящие моменты. Многие считают, что это залог успеха, гарантия качества проживания / образования / жизни / карьеры, и бла-бла-бла-бла в том же самом старческом ключе. На самом деле об этом вспоминается очень редко и применяется это правило тоже сравнительно нечасто. Особенно школьниками, если они так и не определились в своих планах на будущее.
У И-Пин же было все просто. Ее жизнь была направлена в определенное русло уже чуть ли не самого рождения и не сказать, что бы она хотела что-нибудь менять. Ее устраивало нынешнее положение дел.
Ну, точнее устраивало не совсем. Последние пол месяца, проведенные на первой в жизни официальной и порядочной работе лишили ее такого необходимого ей, на самом деле, общества более развязных и не таких серьезных, как она, людей. Ровесников. Ламбо, в конце концов! Порой, когда он звонил и пытался хоть как-нибудь "расшевелить" девочку, ее захлестывала волна вины, вынося в открытое море скуки, тоски и самокопания. Ей не особо светила перспектива что-либо объяснять, хотя она и не находила причину такой уж "зазорной" или "неуважительной". Совесть, последняя время ставшая частой спутницей подушки И-Пин, все время пыталась как-то образумить ее. Приводила кучу доводов, стыдила, напоминала о таких замечательных людях, как Тсуна, Ямамото, девочки, Хаято. Реборн. Ламбо. И последнее имя все равно вызывало чувство вины. Однако китаянка действительно не могла показаться этому мальчишке в не занятое чем-то посторонним время. Почему? Просто потому что это наверняка дало бы повод для лишних беспокойств.
День вообще начинался очень рано. В колледже, в котором числилась И-Пин, учили в рамках весьма и весьма жестких. Дисциплина - пожалуй, это слово будет сопровождать девочку всю жизнь. В мыслях, мечтах, воспоминаниях или на деле. Начиная со строгого облика Идеала - Хибари, и заканчивая всем распорядком строго расписанного чуть ли не по минутам дня. Да, раньше график был в высшей степени гибким. Однако с устройством на работу...
С устройством на работу этот график надел жесткий корсет и посмотрел на свою подчиненную холодным и непререкаемым взором, заковывая тем самым все возможное свободное время в свои строго очерченные рамки.
И-Пин не оставалось ничего иного, кроме как тихо, но тем не менее тяжело вздохнуть и одеть тот же "корсет" постоянной спешки.
Была еще одна сторона жизни, чисто преступная и связанная с жестоким миром мафии. С тех пор, как Фонг пропал и растворился в неизвестном направлении, заказы на ту или иную чистку поступали со скоростью черепахи, на которую в черепашьих бегах поставил крупную сумму Тсуна. То есть, "темная" жизнь понемногу застопорилась, заснула и отняла тем самым довольно много нервов. Киллер не ищет заказов, они к нему приходят сами. Ну или должны приходить. А так как этого не происходило, И-Пин была вынуждена искать деньги совершенно в другой стороне - как раз на работе.
Ну и как это объяснить тому назойливому элементу, который протирал штаны, сидя на ступеньках ее, И-Пин, дома?
Как долго он тут находится?
Тем более, что это проклятое чувство вины наверняка заставит уставшую за весь день девочку спотыкаться при разговоре так же, как она споткнулась при входе во двор. Хм... чувство вины? И что сейчас стоит делать: сесть рядом, поговорить и вежливо препроводить со ступенек или молча открыть дверь и пригласить в дом, совершенно не представляя с чего начать разговор?
Пожалуй, второй вариант предпочтительней.
- И не холодно вот так вот сидеть? - Она была рада, и, хотя и не поприветствовала Ламбо, все равно нельзя назвать голос девочки недовольным или холодным. С первым удивлением - "Это ведь произошло бы рано или поздно." - И-Пин справилась легко и быстро. Ключ от дома перекочевал из кармана бежевого сарафана в руки и был направлен в замочную скважину. Рабочую одежду девочка несла в сумке - как-то она слишком устала от однотонного белого, хотелось пройтись, как положено нормальной девушке.
- Если ты не против, я бы предпочла зайти в дом.

0

4

- И не холодно вот так вот сидеть?
Ламбо вздрогнул и открыл глаза. Кажется, он успел задремать. Холодно? Да, действительно, ступени были слишком прохладными, он заметил это теперь. Молодой Бовино вскочил навстречу приближающейся девушке в светлом сарафане. Какое-то странное выражение промелькнуло на ее лице… Она не рада его видеть? А, ну и пусть!
- Наконец-то, яйцеголовая!!!
Обращение для И-Пин больше не было подходящим. Теперь, став подростком, она отрастила длинные волосы и заплетала их в две тоненькие аккуратные косички. И форма черепа у нее была самая обычная… Но от привычки Ламбо ни в какую не желал отказываться.
- Ну, где ты шлялась, рассказывай! – в свойственном ему грубоватом ключе поинтересовался Хранитель Грозы. В мыслях он мог, сколько угодно думать о ней, как о старом добром друге, умной, взрослой, серьезной девушке… Однако, когда пытался с ней говорить все равно всегда срывался на вот эти вечные детские недо-оскорбления. И-Пин, по-привычке, игнорировала его. Он легко мог привлечь к себе внимание единственным верным и испытанным способом, который он знал – сделать ей какую-нибудь пакость. Незначительную, детскую.. Выдрать, например, из рук ключи и не отдавать, пока она не примется за ним носиться, а потом закинуть их подальше в кусты… Или дернуть за косичку и отпрыгнуть вовремя, когда она попытается его пнуть… Или… Но тут И-Пин открыла дверь:
- Если ты не против, я бы предпочла зайти в дом, - она говорила тихо и смотрела неприветливо.
Что-то в груди у Ламбо дрогнуло… Очень захотелось зарыдать, как он всегда делал, если ситуация ему не нравилась, и таким образом, вынудить китаянку быть к нему снисходительнее… Бовино даже почувствовал, как предательски задрожали у него губы. Но он еще раз окинул взглядом девочку, – она выглядела усталой, – и бесцеремонно выдрал у нее громоздкую сумку. Помощь невелика – всего-то в дом внести, но в этом вес Ламбо. Он оказывает Вам услугу на медный грошик и требует почета и поклонения, будто только что спас мир.
Размашистым шагом Ламбо зашел в дом, где еще никогда не был, в качестве большой любезности, стянув у входа обувь. Обстановка его не интересовала, однако, глаза против воли забегали по сторонам: Бовино никогда не умел скрывать свои эмоции, а тут... Его подруга детства, девочка, с которой они росли буквально бок о бок, недавно съехала из "отчего дома" Десятого Вонголы, решив начать самостоятельную жизнь. Первое время Ламбо даже гадал, зачем это она? Неужели, тот суровый парень, Хибари, при виде которого на дальнем конце улицы, И-Пин заливалась мучительным румянцем, наконец-то сдал свои позиции неприступной скалы и позвал ее на свидание? Что-то не похоже! Тогда в чем дело? Хранитель Грозы не понимал.. Потому что в его полной детских еще, пацанских проблем, голове, не умещалась мысль о том, что девочка может просто хотеть самостоятельности. Разве не в сто раз лучше, когда ты спокойно живешь с семьей, которая заботится о тобе и дает тебе все, что требуется? Неясно...
Не слишком церемонясь, мальчишка плюхнулся в ближайшее кресло, забыв пристроить сумку И-Пин хоть куда-нибудь, и задумался, с чего ему начать. Ничего умного в голову не шло. А отступать мальчишка не привык, благо упрямства не занимать… В конце концов, он просто обнял двумя руками баул, с которым так и не сумел расстаться, и пробубнил, с интересом изучая недавно появившуюся на своем еще белоснежном носке, дыру, спросил:
- Ну, так где ты все время пропадаешь?

Отредактировано Amano Akira (2009-12-03 02:44:05)

+2

5

Какой-то умный-преумный детский психолог однажды высказал чрезвычайно мудрую мысль о том, что, по сути своей, представительницы слабого пола сильнее представителей сильного пола до определенного момента. В детстве. Нет, просто потом мужчины начинают хоть как-то осознавать свою настоящую значимость, в то время как женщинам приходиться их до этого времени опекать и ходить перед ними на цыпочках, стараясь вырастить из этого мелкого хулиганья достойных защитников и прочее, прочее, прочее.
И-Пин почувствовала что-то вроде облегчения уже с первых слов Ламбо - а, точнее, прозвучавшего некстати, вроде бы, прозвища. Как было приятно осознавать, что все не так уж сильно изменилось! Пожалуй, если говорить серьезно, китаянка настолько привыкла к подобным отношениям, что, несмотря на всю приспосабливаемость к жизни, увидеть Ламбо-не-разгильдяя, Ламбо-не-зовущего-ее-яйцеголовой-и-не-делающего-каких-либо-пакостей, Ламбо-действительно-взрослого - увидеть друга именно таким было бы слишком... неожиданно. Действительно, что могло измениться за такой ничтожно малый срок - всего за половину месяца?
Пропустив тот момент, когда сумку нагло выдрали из ее рук - и не надо говорить о том, что ноша сильно утруждала до этого И-Пин! ведь это были сущие мелочи по сравнению с вечно полной коробкой для разноса рамена, которую девочке приходило таскать с двух часов дня до семи вечера в соответствии с условиями работы, - девчока бессильно опустила руки, якобы недовольно нахмурилась, но возражать не стала и зашла следом за мальчишкой. Закрыла за собой аккуратно дверь, ногой отправила башмаки Ламбо, которые тот снял словно нарочно прямо перед дверью, в сторону и скинула свои босоножки рядом.
И все - молча. Надо было в конце концов понять, как же надо ответить правильно на вопрос "где ты шлялась". Пожалуй, шуточками отделаться не светит, да и настроения шутить никакого нет. Есть усталость.
Первым делом стоило посетить весьма популярное место в этом доме, который И-Пин снимала еще с одной девочкой-одноклассницей, уехавшей неделю назад к семье куда-то не так уж и далеко - кажется, заболела ее мать и некому было присмотреть за больной. Нет, этим популярным местом был не туалет. Холодильник! Желудок с настойчивостью тирана требовал обратить хоть какое-то внимание на голодные позывы - весь день занимаясь разносом еды, девочка ела только в перерыв на обед в школе. Опустивись на коленки, И-Пин открыла дверцу. Каково же было ее разочарование, когда голодному взору предстала унылая картина пустоты и разрухи. Потому что, если не считать двух пачек молока и остатков торта, в холодильнике было абсолютно пусто. Сдержав вздох, девочка неохотно достала початое еще вчера молоко и принюхалась - вроде свежее. Достала и, закрыв так серьезно расстроивший ее холодильник, обернулась к Ламбо.
А вот он выглядел... расстроенным? Еще на крыльце И-Пин заметила какое-то поползновение к привычным ей рыданиям этого мафиози, но так как развития темы дрожащих губ не последовало, списала все на неправильное освещение, свое предубеждение и привычку к созерцанию и утешению разнюнившегося Вонголы. Сейчас же было в облике устроившегося на ее любимом, между прочим, кресле Ламбо что-то несчастное.
- Ну, так где ты все время пропадаешь? - Дети, никогда не пейте молоко во время разговоров! Это чревато тем, что, задумавшись над ответом, вы забудете о том, что вообще-то занимаетесь параллельно таким важным делом, как поглощение лишних, но необходимых калорий.
И-Пин, с трудом проглотив холодный комок, в который превратился глоток скудного пития, выкинула опустевшую тару в мусорку, попав в нее с первого раза.
- Где я пропадаю? Работаю. А у тебя есть еще какие-то догадки по этому поводу? - Скривив забавную мордочку, долженствовавшую означить что-то вроде "пустите Маньку в Европу и не смотрите такими удивленными взорами", девочка запустила руку во вновь приоткрывшийся зев холодильника и вытянула оттуда вторую пачку молока и все то, что осталось от когда-то великолепного торта - вчера еще он был целым. Если ничего не поменялось, Ламбо должен быть просто счастлив. - Будешь?
И, не дожидаясь ответа, вскочила с пола доставать стакан и тарелку, по пути возвращаясь к теме своего вечного отсутствия:
- Я не имею ввиду свою работу в сфере преступности, нет. Я всего лишь скромная разносчица еды. Мило, правда? - говорить становилось легче и смех был искренен.

Отредактировано I-Pin (2009-12-03 23:47:46)

0

6

- Где я пропадаю? Работаю. А у тебя есть еще какие-то догадки по этому поводу?
Догадки, разумеется, были! Ламбо расплылся в ехидной улыбке, которая с годами стала у него выходить лучше.
- Оля-ляя… У Ламбо-сана много догадок! – но прежде, чем девочка собралась возмутиться его детскому поведению, показал ей язык и подмигнул, надеясь, что она правильно поймет шутку. Хотя… Разве у И-Пин было когда-нибудь чувство юмора? Хранитель Грозы вздохнул, «оплакивая» свою несчастную судьбу, когда китаянка вдруг повернулась от холодильника к нему и скорчила такуууую уморительную рожицу, что Ламбо икнул… и расхохотался. Смысл сказанного девочкой дошел до него не сразу. А когда он понял…
И-Пин работает!!! Совсем, как взрослая! Вот почему она переехала жить отдельно!
Надо же! И нужна она ей, эта самостоятельность. Ведь это же и делать все надо самому: посуду, там мыть, еду готовить… А Ламбо только в том году постель сам стал заправлять, да и то – из-под палки!
И-Пин обернулась – в руках у нее был пакет молока, открытый.
- Будешь?
Молоко было не слишком свежим, наверняка, не таким уж и вкусным, даже совсем не аппетитным… И потом, кажется, это была вся еда, что можно было найти у нее дома. Ламбо собрался сказать: «Эй, яйцеголовая, такое и гостям-то предлагать неприлично!» И он бы мог это сказать! Но вместо этого, глядя на початый пакет, подкисшего молока, мальчишка просиял, сглотнул слюну и совершенно искренне завопил:
- Ламбо-сан будет!! Давай! – и плотоядно облизнулся.
Разумеется, уже через полминуты он понял, что сморозил глупость и ведет себя, как ребенок, и даже слегка смутился… Но опять-таки всего на миг. Потому что через мгновение из холодильника показался кусок потрясающего, ошеломительного, удивительно сладкого, чудесно воздушного вчерашнего торта! Тут уж Ламбо и вовсе потерял способность держать себя в руках.
- О…. А… Ого!!! – только и смог вымолвить великий киллер. – Ты меня хочешь угостить этим красивым тортом?
Разумеется, ответа «нет» никто не предполагал.
- А откуда он? У И-Пин праздник? День Рождения? Или были гости? – Ламбо хитро прищурил глаз. – Оля-ля… Ламбо-сан подозревает, у тебя было свидание!!! Признавайся-признавайся-признавайся!!
Ламбо выхватил у китаянки тарелку с тортом и с ходу запихал в рот гигантский кусок бисквита. Разумеется, манерам за какие-то десять лет обучить Ламбо невозможно. Поэтому, еле ворочая во рту языком, он тем не менее, решил продолжать беседу.
- А гбе пы вабофаешь?
- Я не имею ввиду свою работу в сфере преступности, нет. Я всего лишь скромная разносчица еды. Мило, правда?
Первым желанием было рассмеяться.
Разносчица еды? И-Пин? И-Пин со своим потрясным кунг-фу, с ее Гьезой, с ее боевыми рефлексами… Разносчица еды?! Он и рассмеялся, но подавился и закашлялся и… Когда мальчишка, наконец, вытер слезящиеся глаза и снова смог дышать, то с изрядным трудом, выговорил:
- Почему? – и потом, решив, что это не отражает его мысли до конца, добавил. - Зачем?
Ох.. вот теперь он окончательно запутался.

+2

7

С тоской переведя взгляд на тарелку, которую все еще цепко держал Ламбо, девочка бесцеремонно чуть ли не выдрала ее у Бовино. На тарелке остались кремовые дорожки - грех было оставлять их, все-таки. С другой стороны, после небольшой порции молока ничего жирного не хотелось. А потому, мысленно вздохнув, И-Пин спустила посуду в раковину. Еще секунду подумав, решила, что помыть ее сразу будет лучшим решением.
Горячая вода из крана потекла на удивление быстро. А позавчера задержали, - вяло вспомнила китаянка, слушая смех Ламбо из-за спины. А вчера она вообще пришла слишком поздно, что бы позаботиться о чем-то таком ненасущном, как мытье посуды. Ну вот, теперь подавился.
- Почему? - мизерная пауза. - Зачем?
Лениво наблюдая за тем, как вспенивается моющее средство, малолетний киллер задумалась о том, как бы это объяснить. Серьезно задумалась.
Может, не стоит так уж близко принимать к сердцу такие вопросы?
Или ответить как можно глубже касаясь темы?
А еще можно не отвечать вообще. Но это уже слишком.
- Ну-у, мне нужны деньги. Как ты помнишь, никакой крыши, вроде Савады-сан у тебя, у меня - нет. И вряд ли когда-нибудь будет, учитывая специфику моей индивидуальной работы. - Тарелка была водворена на место, сияя чистотой и блестя отмытой каемкой. По привычке протерев раковину, она обернулась к итальянцу и, не глядя, бросила губку на край мойки. - Кроме того хотелось бы иметь и нормальное будущее, включающее в себя университет и прочие прелести. А они стоят денег. Как видишь, все упирается в деньги!
Задаваясь теперь вопросом "А ответила ли я на его вопрос вообще?", И-Пин не могла понять, как на него ответить - "да" или "нет". С одной стороны, она ответила крайне ясно. С другой - весьма размыто. Хотелось, что бы Ламбо сам сделал выводы. И на этот раз не столь неожиданные, каковые он имеет обыкновение делать.
А впрочем, - хихикнула китаянка, усаживаясь в угол широкого кресла, - я была бы не против послушать его трактовку сказанного мной.
- Слушай, а что, на свиданиях девушкам положено дарить торты? - вспомнила она нелепое предположение Ламбо с любопытством подростка-девочки, которой не хватает разговоров в девичьей среде "об этом", и, рассмеявшись, добавила: - Все же мне интересно, почему "свидание"?
И с кем?!
Все же И-Пин была девочкой серьезной. Очень серьезной. Когда рядом не было такого расслабляющего фактора, как Ламбо. А "свидание" для нее было чем-то, о чем можно читать в книгах. То есть, мысли об этом слове были примерно следующего содержания: "Оо... Это, наверное, здорово!", но вот относительно себя примерная ученица и не менее примерный мафиози применить это понятие не могла.
Ведь история у торта была самая, что ни есть примитивная. Ну вот кто сказал, что для того, что бы побаловать себя сладким, нужен обязательно повод? И, между прочим, И-Пин все же была четырнадцатилетней девочкой. И ей хотелось сладкого не меньше, чем Ламбо! Ну, не сейчас конкретно, а в общем. А потому днем ранее, после недолгих уговоров себя, И-Пин смилостивилась и на обратном пути из школы купила это относительное великолепие. Правда потом девочка сделала неутешительный вывод - увы, она "теряла форму" и не смогла доесть всего ничего. Что ж, Ламбо весьма своевременно внес свою посильную лепту в истребление сладости! И можно было вчера оставить больше.
Ну что за мысли у этого Ламбо? Свидание... - Все-таки, мысли начали соскальзывать на индивидуальную почву. Понемногу. Но... Нет, это слово положительно не ассоциировалось с Хранителем Облака, ну совершенно! Может, потому что это было просто невозможно. И поэтому этот идеальный образ напомнил о себе в последнюю очередь. Ну, все-таки, надежда умирает последней.

0

8

И-Пин просто силой отняла у Ламбо тарелку… А ведь он еще не доел самое вкусное. Как зачарованный, Бовино наблюдал, как горячая вода смывает с с блюдца жирные дорожки крема. Это же преступление!!!! Ламбо ВСЕГДА облизывает тарелку от торта!
- Ну-у, мне нужны деньги.
Деньги ей нужны. Крыши у нее нет! Ыхыхы! А у него, можно подумать, есть! Цуна? Да, что этот Цуна может!!! Ну и пусть, он в стольких битвах выиграл, это же чистой воды случайность! Вот, Реборн! Реборна Ламбо, по-прежнему,  считал своим главным соперником! И с этим, возможно, мог бы согласиться даже сторонний наблюдатель, а размаху планов Хранителя Грозы, можно было только позавидовать. Ведь и в самом деле, стоит ему обойти Реборна и всякие там Цуны-Гокудеры идут лесом! А сколько усилий и времени ему понадобится, чтобы победить аркоболено, это дело десятое!
И-Пин оторвала его от праздных размышлений.
- Кроме того, хотелось бы иметь и нормальное будущее, включающее в себя университет и прочие прелести. А они стоят денег. Как видишь, все упирается в деньги!
- Ну, это понятно, - протянул Ламбо,  хотя на самом деле, понятно ни черта не было. Вряд ли доставкой лапши она зарабатывает столько, что в состоянии платить за квартиру, прокормить себя, да еще и откладывать на универ… Ламбо многие считали недалеким парнем, и это ему даже нравилось – снимало всю ответственность напрочь, кроме тех исключительных случаев, когда ему приходилось выступать в  роли Грозы Вонголы... А это, положа руку на сердце, случалось так редко! Однако, несмотря на кажущуюся глупость, он отлично мог себе представить сколько стоит обучение в университете, сколько мама Цуны платит за аренду дома, и в какую сумму им обходится содержание громадной толпы квартирантов…  В конце концов, не он ли без сна и отдыха бегал с мамой по всем ее делам домохозяйки?! Хозяюшка-Ламбо! Мальчишка рассмеялся.
- Слушай, а что, на свиданиях девушкам положено дарить торты?
Смех Бовино оборвался. Она, что, действительно, ждет, что он ей ответит? Считает его более опытным в таких делах? Свидания… На самом деле… Да, на деле Ламбо часто представлял, как будет проходить его первое свидание с… да, с кем угодно! Иногда на месте его барышни была представлена какая-нибудь звезда, время от времени – милая Кеко, случалось, эта самая, присутствующая здесь, И-Пин… Но чаще всего… ОНА! Единственная и неповторимая, лучшая в мире женщина, которую он до сих пор любил со всей глубиной и нежностью, на которую только был способен. Любил давно, зная,  что тут ему ничего не светит… Зная, что любовь его не взаимна, зная, что его не принимают всерьез, зная… Зная все-все-все и давно смирившись…. Даже несмотря на все это он не мог себе запретить видеть ее в своих мечтах. Мама. Нана… Его солнце, отрада, свет в окошке… Стоило Ламбо ее вспомнить и на лице появлялась совершенно идиотская улыбка.  Если бы у них было свидание…. Да-да-да!!!!! Ламбо непременно купил бы торт! Самый красивый, самый вкусный, самый-самый-самый торт в мире! И они бы гуляли вместе, ели такояки,  грызли леденцы на палочке… Бовино даже был согласен отдать Нане свои запасы шоколада… НАСОВСЕМ, а не просто подержать, как многие тут подумали!!! Он бы тогда….
- Все же мне интересно, почему "свидание"?
Мальчишка вынырнул из сладких грез.
- Э… Ну.. В смысле? – мысли разбегались, не желая собираться в слова, Ламбо никак не мог оформить мысль. – Ну, ты же девушка…. Уже взрослая, к тому же! Это же… бывает. Свидания…
Мальчишка ненадолго замолчал, почесав в затылке и, краснея, глядя на И-Пин. Захлопал глазами.
- Ну, - опять он заладил. - «свидание», потому что люди «видятся»... Встречаются, то есть..

Ламбо беспомощно пожал плечами и уставился на И-Пин...

Отредактировано Amano Akira (2009-12-11 21:00:33)

+3

9

Ой, какая-то странная тишина воцарилась после ее вопроса. Неловкая, что ли. И-Пин была даже готова подумать, что спросила "что-то не то" и "как-то не так". Если честно, то глядя на Ламбо девочку изредка грызли несколько неправильные мысли - со временем эта тупая корова стал просто писаным красавцем (и по всему, наверняка, в будущем будет еще м... симпатичней) и, кажется, совершенно этого не понимал. Нет, то, что Ламбо гордился собой, выставляя себя любимого и великого редким героем - это уже было нормально. Но, похоже, он никогда всерьез не задумывался о своих данных. Наверняка пока что.
Ну совсем как ребенок!
Да за этим мальчишкой Бовино просто обязаны гоняться поклонницы! И-Пин чувствовала, как где-то далеко-далеко рождалось почти незаметное, но совершенно чуждое раздражение. Мальчишка!
И вообще, как так можно было жить, находясь на шее у других, И-Пин искренне не понимала. Безделье для нее было знакомо по тем же книгам и по вот таким вот вечно дурачащимся экземплярам, один из которых сейчас обретался прямо перед ней, чуть ли не пуская слюни и погрузившись в свои какие-то размышления. Улыбка, мимика и поза свидетельствовали о временном выпадении из этой реальности и погружении в мир грез и фантазий. Ой-ой, стоп! В такой транс его ввело слово "свидание"? Нет, не то, что бы это сильно удивило китаянку, но вот позабавило - да.
Наверное, есть какие-то мужские секреты, о которых они, парни, предпочитают молчать.
Ну, ты же девушка…. Уже взрослая, к тому же!
Это он так мягко намекает на возможность у нее свидания?! И-Пин совершенно искренне удивилась. Это было впервые на ее памяти, когда кто-то посторонний говорил о ней, как о взрослой девушке. Подросток хлопнула ресницами, несознательно копируя в этом Ламбо, и изумленно уставилась на краснеющего итальянца. И, определенно, было в этом ее взгляде что-то страдающее! Она даже сама не поняла почему, но мысль о себе, как о взрослой девушке, навела не нее необъяснимый... страх, что ли? И это даже не смотря на то, что, собственно, именно девушкой она уже года два как являлась. Смущение, внутренняя попытка списать все на разыгравшегося и не_слишком_держащего_язык_за_зубами Ламбо.
- Ну, «свидание», потому что люди «видятся»... Встречаются, то есть..
- То есть, нашу сегодняшнюю встречу можно тоже расценивать, как свидание. Мы же встретились! - попыталась обратить все в шутку И-Пин, не обращая внимания на хилость и дохлость попытки. Рассмеялась. Вроде, получилось очень даже естественно. - Ну и вообще, если бы ты объяснял ребенку, что такое свидание, - перешла на лекторский тон, скрашиваясь и стушевываясь, прекрасно помня, как не любит подобные метаморфозы Бовино, - он бы тебе сказал, что-то вроде "Тогда, дядя Ламбо, у нас каждый день со всеми свидания!". А вдруг я не знаю, что это такое, свидание?
Ну, собственно, так оно и было.
Конечно, какие-то общие представления... имелись. Но они были сухи, как те факты, которыми были напичканы серьезные книжки, из которых черпала сведения И-Пин. "Тот или иной вооруженный конфликт был спровоцирован тем, что такого-то и такую-то видели вместе, прогуливающихся по набережной / по парку". А уж история мафии, которую изучала И-Пин из очень разных, иногда даже противоречивых источников, настолько изобиловала такими нюансами, что девочку это перестало удивлять уже давно - насколько это вообще может перестать удивлять подростка, слушающего об чем-то "взрослом" от взрослого и не понимающего смысла и назначения.
Нет, ну она знала, что на свиданиях... ну, например, целуются. Но это была просто констатация факта! Ну что такого было в этом облизывании, ради чего вообще?!
Но от кого получить все ответы на эти животрепещущие вопросы?
Действительно, от кого?
От Ламбо, что ли?
Нет, наверное. Слишком это было смущающим, а легкий румянец, проступивший на острых скулах чуть ранее от подобной мысли только усугубился. И вообще, как она собиралась спросить? Прямо в лоб? Ну что за тактика, ей-богу?! Кроме того, это должен быть кто-то старше, определенно!

Отредактировано I-Pin (2009-12-15 02:12:50)

+1

10

- То есть, нашу сегодняшнюю встречу можно тоже расценивать, как свидание. Мы же встретились!
И-Пин смеялась. Что-то было в этих ее словах. Нет, Ламбо прекрасно понимал, что он всего лишь обычный школьник, перебивающийся с двоек на тройки, и ничего удивительного, что не сумел доступно объяснить значение слова. Но значение, как бы это сейчас не звучало, значения не имело. В том, что касается сухой теории, Ламбо был уверен, что юная китаянка даст фору любому отличнику.
Да, она и есть почти круглая отличница..
И сейчас И-Пин интересовало далеко не просто значение слова. Вот когда он об этом задумался… И правда, почему он уверен, что это не ОНО? Не это ужасное, таинственное и загадочное…
- А вдруг я не знаю, что это такое, свидание?
Ламбо вскинулся, хрюкнув от накатившего веселья, и собираясь, как всегда расхохотаться над чрезмерной серьезностью девчонки, но встретился с неожиданно встретился с ней глазами. И-Пин покраснела! Бовино несколько мгновений смотрел на девочку, беспомощно лупая глазами. На помощь неожиданно пришла грохнувшаяся на пол салфетница, которую он, к своей неизбывной радости, смахнул локтем. Раздавшееся громкое звяканье заставило Ламбо вздрогнуть и отвернуться. Наваждение развеялось.
- Вот… блин! – пробормотал мальчишка и полез под стол. Голову распирало от неожиданных мыслей. И-Пин? Чего это она так странно на него смотрит? О чем она думает? Наверное, о том, что с ним-то, таким неуклюжим и глупым, никто никогда не пойдет гулять!.. Ну, то есть, ни одна девушка не пойдет!!! Подумав об этом, Хранитель Грозы нахмурился. Молча выкарабкался из-под стола и смерил девочку, по-настоящему, испепеляющим взглядом.
- Оля-ля, яйцеголовая! Думай, что говоришь!! – но увидев, что И-Пин смутилась еще больше, Бовино устыдился и быстро забормотал. – Нууу… Как же ты не знаешь? Все это знают…
Надо было что-то еще сказать, но Ламбо не приходило в голову ничего ценного. Как всегда, когда ему были действительно нужны слова, он катастрофически забыл все на свете, кроме очевидной нелепости. Вот сейчас, например, ему подумалось, что лучше всего было бы встать и уйти, громко хлопнуть дверью, крикнув напоследок:
- Не знаешь?! Вот иди и спроси у кого-нибудь! Пусть тебе твой ненаглядный Хибари-сан объяснит!!!
Уж кто-кто, а он-то отлично помнил, как его подруга детства, уже в пятилетнем возрасте, полностью теряла контроль над своими эмоциями, стоило ей увидеть этого сурового парня с желтой птичкой на плече. И до сих пор, вряд ли это сильно изменилось.. Почему-то, - Ламбо с трудом понимал почему, - его это совсем не радовало. То есть, прямо вообще!
А, ну и ладно!
Если бы ты объяснял ребенку, сказала она… Ламбо вспомнил, как его самого, пятилетнего, Мама учит различать иероглифы. Показывает на картинке, рисует сама, смеется, если он угадывает и дает ему конфету… а потом они вместе идут по улице и выискивают такие же кандзи повсюду.
- Если бы я объяснял ребенку, я бы взял его с собой на, - он запнулся на этом слове совсем чуть-чуть, почти незаметно, - свидание!
Ламбо вскочил и поволок все еще недоумевающую И-Пин к выходу, молниеносно натянул на ноги кроссовки.
- На месте разберемся!
Уже распахнув дверь на улицу, Бовино вдруг остановился и соизволил посмотреть назад, на девочку. Голос его звучал даже менее решительно, чем в пять лет, когда он вынужден был признавать, что опять напрудил на ковер в гостиной.
- Да?

+1

11

И-Пин искала здесь подвох и не находила. Определенно, что-то здесь было не так! Но вот что "не так" было в мнущемся и мямлящем Ламбо - она понять не могла. Да еще и этот грозный взгляд в стиле "Исчезни, великий я гневается!". Девочка продолжала испытующе - по крайней мере, ей думалось, что смотрит она именно так! - смотреть на итальянца. И она совершенно не понимала, почему ее щеки уже не просто розовеют, - алеют!
Досада. Раздражение. Обида. Это на нее так смотрел этот разгильдяй? И-Пин моргнула, пытаясь понять, действительно ли она видела в глазах Ламбо именно то, что увидела. Правда, это длилось-то несколько мгновений, а потому китаянка уже очень скоро уверилась в том, что все-таки стоит носить очки чаще.
- Эм...
- Если бы я объяснял ребенку, я бы взял его с собой на.. свидание!
Если бы не то, что ее буквально сдернули с кресла, И-Пин бы сама грохнулась. Наверное. Он так серьезно воспринял ее неудачную шутку! Воистину, надо перестать вообще шутить, у нее это удается все хуже и хуже со временем.
Сосредоточенно разглядывая маячащую впереди спину, девочка не сопротивлялась тому, что ее тащили, бесцеремонно схватив за руку и сжимая запястье с поразительной силой. Мелькнула лихорадочная мысль о том, что что-то уж это чересчур - вот так вот нагло таскать ее к выходу из собственного дома!
Стоп, стоп, стоп. К выходу?!
Ой, неужели у него уже на сегодня запланировано было свидание с какой-то девочкой, и теперь он хочет показать мне, как это выглядит?
Все еще находясь в беспомощно-недоуменном состоянии, И-Пин потерла руку. Запястье немного тянуло и кожу покалывало, но на это было совершенно плевать! Жест был чисто автоматическим.
- На месте разберемся!
- Ой-ой, Ламбо! Ты серьезно уверен, что хочешь, что бы я там тоже была? - тихо попробовала выяснить девочка, стараясь донести до итальянца всю абсурдность сложившейся в ее голове ситуации. И-Пин скользнула в свои босоножки, тоже, скорее на автомате повторяя за Ламбо действие - голове сейчас было совершенно не до того! - Я вам там разве не буду мешать? Третий лишний, все-таки. Да и не думаю, что твоя девушка будет за!
Уже собираясь проследовать за мальчишкой на улицу, что бы хотя бы там получить ответы на заданные вопросы - ибо Ламбо пер, как танк, которым управлял Дино, в одном направлении - на улицу, - девочка уткнулась во что-то теплое и мягкое.
- Да?
И этот беспомощный и робкий голос - кто это? Бовино?! Нет, положительно, Ламбо сегодня какой-то странный. У него температура? Может, он отравился? Нет, нет, ничего такого И-Пин не заметила. Подняв голову вверх - все-таки этот мальчишка был уже выше ее, - малолетняя убийца изумленно уставилась в затылок не менее малолетнего убийцы. Хм. Он ее удивлял!
Ведь его девушка точно будет против присутствия на свидании кого-то постороннего! Тем более... тем более, что этот посторонний - тоже девушка. К такому красавцу, каким был Хранитель Грозы, можно ревновать и ревновать. Даже оправданно ревновать! Вот только не относительно такой, какой была И-Пин.
И вот сейчас, при мысли о том, что действительно могла быть вот такая некая неизвестная девочка, с которой Бовино мог проводить вечера, гуляя и вообще, наслаждаясь жизнью, у И-Пин возникло странное чувство... обиды. Недоверия. Этот мальчишка никогда не относился в глазах китаянки к разряду людей серьезных - нет, он не был глупым! но был несерьезным, это точно, - а потому какой процент того, что девушка, с которой он встречается, ему подходит и его действительно любит?.. Может, эта незнакомка просто красуется рядом с Ламбо, вызывая зависть у других?!
Сжав кулачки, И-Пин испуганно покосилась на спину, в которую все еще настороженно и горячо дышала. Не дай бог этот мальчишка услышит ее мысли! Какое она имеет право влезать в его личную жизнь? Право старой дружбы?
- Что... "да"? - споткнувшись даже в столь немногосложной фразе, переспросила девочка.

Отредактировано I-Pin (2009-12-17 20:33:45)

0

12

И-Пин терла запястье. Кажется, он перестарался. Надо бы уже самому привыкнуть к тому, что хватка у него отнюдь не пионерская. И голос ее кажется недовольным.
- Ой-ой, Ламбо! Ты серьезно уверен, что хочешь, что бы я там тоже была?
ТОЖЕ? Что значит, «тоже»?! Если он пойдет один, какое это, к Мельфиоре, свидание?!
- Э-ээ! Яйцеголовая! Ты что, совсем сбрендила? Как я тебе «покажу», что такое свидание, если тебя не будет?!
- Я вам там разве не буду мешать?
Ламбо мог еще повозмущаться, поорать, стоя на пороге, посмеяться над мнительностью и обстоятельностью И-Пин, но вдруг подумал, что раз уж им предстоит изображать свидание(а китаянка, вроде как, о свиданиях ничего не знает), то было бы и мило и славно, если бы она по его вине не начала думать, что, оставаясь наедине, парни и девушки только и делают, что вопят друг на друга оперными голосами.  А то, если вдруг тот «разговорчивый» японец все-таки позовет ее на свидание (Да быть этого не может!!!!), хорошо бы И-Пин не выдала ему сюрприза в виде удивительной красоты приема из кунг-фу. Хотя, кто знает, этот извращенец может и оценить. Ламбо скривился, как всегда при мысли о президенте Дисциплинарного Комитета… Странно, но не одна И-Пин так хорошо о нем думала. Реборн, этот мерзкий аркоболено, тоже постоянно нудел Хибари дифирамбы, да и Бесполезный Цуна... Кажется, Ламбо единственный, кто не замирал в восхищении при виде блестящих на солнце тонфу и Хибари платил ему взаимностью, кажется, воспринимая Грозу Вонголы, как какое-то странное недоразумение, которое даже устранять не стоит, потому что «само рассосется».
- Что... "да"? – спросила И-Пин вырывая его из размышлений. Она смотрела вопросительно. Значит, он что-то такое сказал. Признаться, мысль затерялась в урагане прочих соображений и Ламбо не представлял, как ее вернуть. Но, на самом деле, это не имело решающего значения.
- Да? «Да», значит, да, мы идем!
Хранитель Грозы снова схватил девочку за руку, приготовившись удержать любой ценой. Но И-Пин и не думала вырываться и мальчишка, наконец, вспомнил, о чрезмерном приложении силы. И ослабил хватку, не выпуская запястья китаянки, но стараясь, хотя бы не делать больно. Вообще-то Ламбо было отлично известно, что если на свиданиях и держатся за руки, то совсем по-другому… но мысль о том, чтобы прикоснуться к ладони И-Пин… Нет, он решил. Он обещал. Свидание, так свидание! Шумно сглотнув, итальянец решительно взялся за пальцы И-Пин. Нахмурился, как самурай перед решающей битвой, решительный. Она удивится, должна удивиться. Поэтому, Ламбо сразу и пояснил:
- Так надо!
Солнце начинало садиться, когда они вышли на улицу и в голове у Ламбо пронесся хоровод мыслей о том, что И-Пин с работы, что она устала, что он не дал ей толком поужинать… Но Ламбо решительно отмел все эти соображения, прикидывая вместо этого, сколько у него мелочи в кармане осталось от того, что выдала Мама на продукты. Нет, он не утаивал деньги. Просто теперь Нана частенько посылала его за снедью, а медяки, что оставались от покупок, щедро разрешала тратить на собственные нужды Ламбо. Сейчас же он провел подсчет того, что осталось от леденцов и соба, съеденного в забегаловках на рынке и, в принципе, остался доволен.
Итальянец решительно выбрал улицу, ведущую к центру Намимори. Там находился его любимый кинотеатр. И еще, отличное кафе в том же здании. И-Пин его любила, он точно знал. Она всегда радовалась, когда Цуна, Глуподера и вся эта развеселая толпа, брали их с собой на какой-нибудь глупый детский мульт. И есть сладкие каштаны в ожидании сеанса, она любила тоже.
Ламбо-сан, молодец! Ламбо-сан – покоритель женских сердец, похвалил себя Хранитель Грозы. Может, у него все получится и И-Пин не будет вопить, как всегда: «Ламбо, ты не умеешь себя вести!»
Не сбавляя хода, мальчишка покосился на спутницу. Что-то подозрительно тихой она казалась. А ведь они уже прошли половину пути…

+3

13

Кажется, Ламбо совсем не слушал И-Пин. Девочка с досады даже прикусила губку. Ну как она могла пойти на тройное свидание, при том, что еще одна девочка ей не знакома! Обычно, насколько китаянка могла судить об этом из разговоров одноклассниц, как раз все наоборот! Девочки знакомы между собой, а вот мальчик - мазохист, как вообще можно целых двух щебечущих представительниц слабой половины человечества выдерживать за раз?! - не знает кого-нибудь из девочек. Хотя, вообще-то, это все бред! Просто лихорадочный бред.
И-Пин не знала даже о чем и каким образом думать. Мысли метались птичками, и отловить их обратно, посадить в клетки, представлялось делом таким сложным, что заняло бы гораздо больше времени. К тому же... было в этом что-то такое, что в можно было бы назвать заинтересованностью.
- Так надо!
А? Что? Что надо? Как так?
За отслеживанием своих переживаний И-Пин даже и не обратила поначалу внимание на то, что Ламбо... взял ее за руку?! Это было в высшей степени удивительно! Но девочка даже не подумала как-то выдергивать руку. Она уж очень ясно чувствовала, что Ламбо более чем обидится на нее. Да и как-то так было спокойней. Уютней. И пусть это было как-то неправильно, это было все-таки совсем не противно и даже приятно!
Она не проронила ни слова до самого конца этой умилительной прогулки, сжав прохладными пальчиками ладонь Бовино.
Она думала.
И-Пин давно поняла, что никакое это не тройное свидание. Она верила в то, что Ламбо будет не таким уж забывчивым в таком личном вопросе, и, исходя из этого, надеялась на то, что итальянец не "забыл предупредить" о второй девочке. Значит, это все-таки было то самое, что имеют в виду, когда говорят о свидании.
Сви-да-ние. Встреча двух влюбленных. Но... разве они были влюбленными? Ах, да, Ламбо только хотел показать, что это такое. Показать. Значит, это очередная игра? А что, неплохо! И запихать, запихать горечь куда-нибудь подальше! Все же так превосходно, несмотря на то, что ты не успела переодеться, выглядишь не лучшим образом и прочее. Все же просто замечательно! Можешь даже представить, что ты нравишься кому-нибудь. Ну, не кому-нибудь, а сейчас конкретно этому несносному мальчишке, который шагает рядом и глазеет по сторонам. О, намечтать можно все, что угодно. Правда, вот редко сбываются эти мечты. Очень редко.
И-Пин пнула камешек и спрятала улыбку, наклонив голову. Все-таки сегодня можно было представить, что ты на свидании! А это уже было что-то положительное. И Ламбо, если присмотреться, очень даже располагающая к себе кандидатура.
"Неужели он даже дурачиться не будет?" - со смешком вопросила пустоту у себя в голове девочка, пиная еще один камень. Таким темпом пальцы белых носочков скоро станут серыми, а потом и черными: "Непорядок!" - отметила И-Пин вяло и продолжила пинать попадающиеся на пути мелкие преграды, выбор которых был совсем не велик: камни да изредка крышки от бутылок. Все-таки сорить в Намимори редко кто себе позволяет. Дисциплинарный Комитет - это вам не шуточки!
Да уж, не шуточки. Некоторым от него только одни страдания.
И-Пин не питала особо ярких чувств к Дисциплинарному Комитету и парням с этой забавной прической, но вот сердце давно ныло при одной только мысли о его Главе. Глава давным-давно невольно засел где-то глубоко в мыслях и почему-то иногда И-Пин ловила себя на мысли, что многие размышления, в конце концов, сводятся к этой Личности. Вот как и сейчас, собственно.
"Я иду на свидание с Ламбо и думаю совсем не о нем! Стыдно, товарищ, стыдно!" - отведя глаза в сторону какой-то вывески, укорила себя девочка, подавляя желание потереть порозовевшие щеки. - "Даже если все это не по-настоящему, все-таки нельзя сильно отвлекаться!"
И-Пин хотела бы спросить, куда они вдвоем идут, но подумала, что будет лучше, если это станет сюрпризом для нее. Хотя догадаться было не сложно, особенно после той самой вывески, на которую обратила внимание не видящая ничего перед собой и погруженная в свои думы китаянка.
- О, а мы в кино, да? - с энтузиазмом подала голос И-Пин, когда и ежу было бы уже понятно, куда привел Ламбо девочку. - А что сейчас идет на экранах?
"А мы посидим в кафе?" - рвалось наружу, но вот только это было напрашиванием в это самое кафе! Говорят, влюбленным и не такое позволительно, но вот что-то совесть заговорила некстати.
- Я, по правде говоря, совсем не в курсе содержания афиш, - искренне рассмеялась девочка, утягиваемая итальянцем. - Надеюсь, там еще есть что показать публике!

0


Вы здесь » Reborn: Game "Choice" » Flashback » Самая длинная очередь - это очередь за раменом.